Газета для акционеров и эмитентов
|
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Гришанин Евгений
Заместитель генерального директора АО ВТБ Регистратор


01.07.2016

Будет ли у акционера право на информацию?

Акционер вправе получить только информацию, необходимую для надлежащей оценки вопросов повестки дня, и не имеет возможности требовать предоставления информации вне связи с общим собранием акционеров. При этом правление общества имеет право отказать в предоставлении информации, если ее предоставление, исходя из разумной коммерческой оценки, способно нанести значительный ущерб обществу.

Уверен, что, по мнению большинства корпораций, такое правило, действующее в Германии, идеально подошло бы и для российского законодательства. Но, как известно, российский закон об акционерных обществах предусматривает прямо противоположное — акционеру предоставлено право на получение практически любого документа общества, в том числе содержащего конфиденциальную информацию, и акционер, требуя предоставления информации, не обязан раскрывать цели и мотивы, которыми он руководствуется. При этом право акционера защищено серьезными мерами административной ответственности — за непредставление документов на акционерное общество может быть наложен штраф в размере от 500 000 до 700 000 рублей, а в отношении должностных лиц применена дисквалификация до 1 года[1].

Применение указанных норм на практике привело к ситуации, когда акционерные общества, пытаясь защитить конфиденциальную информацию, под разными предлогами отказывают акционерам в ее предоставлении, а акционеры, учитывая высокие размеры штрафа, продолжают запрашивать документы только лишь с целью давления на общество. Максимально широкий перечень предоставляемой информации и большие штрафы за ее непредставление давно превратили цивилизованный порядок, рассчитанный на его применение добросовестными сторонами, в болевую точку, на которую акционеры давят каждый раз, когда хотят оказать воздействие на менеджмент компании. Результатом этого является большое количество административных дел, рассматриваемых Банком России, и не меньшее количество судебных споров, связанных как с требованиями акционеров о предоставлении документов, так и с оспариванием решений административного органа о привлечении общества к ответственности. Но несмотря на большое количество дел и затрачиваемых на их рассмотрение ресурсов, существующий порядок не способен защитить добросовестное общество и его конфиденциальную информацию от посягательств акционеров, злоупотребляющих своими правами. И, как ни странно, этот же порядок не способен обеспечить получение добросовестным акционером информации об обществе, в случае когда обществу есть что скрывать.

Очевидно, что назрела необходимость изменить сложившуюся сегодня ситуацию. Известно, что с такой инициативой выступает Банк России и Министерство юстиции РФ. Указанными ведомствами предлагается концептуально изменить существующий механизм, серьезно ограничив право акционеров на доступ к документам публичных обществ, а в непубличных предусмотреть возможность установления уставом общества индивидуального порядка. При этом Банк России готов пересмотреть перечень раскрываемой эмитентами информации, перейдя от раскрытия информации на основе формальных критериев к раскрытию, основанному на принципе существенности.

По моему мнению, предлагаемые изменения являются довольно спорными, поскольку значительно ограничивают права акционеров, не предусматривая при этом какого-либо механизма их защиты. Не секрет, что данная проблема имеет и обратную сторону, когда своими правами злоупотребляет уже не акционер, а само общество. И такая ситуация никак не учтена при разработке концепции предлагаемых изменений. Полагаю, что без учета описанных ниже моментов нельзя разработать полноценный механизм, способный сбалансировать интересы общества и его акционеров.

1. Существующий порядок не обеспечивает право добросовестного акционера на информацию.

Практика показывает, что действующие нормы хотя и предусматривают практически неограниченные возможности акционера, вовсе не гарантируют ему получение необходимой информации. Это в большей степени проявляется в работе непубличных компаний. Для иллюстрации возьмем распространенный пример. Контролирующий акционер, не заинтересованный делиться прибылью с другими акционерами, не принимает решение о ее распределении в виде дивидендов, а «выводит» из общества иными способами. В такой ситуации неконтролирующий акционер, пытаясь защитить свои права, начинает искать информацию, свидетельствующую об этом, а контролирующий ни при каких обстоятельствах не допустит ее предоставления. Причем сделать это достаточно легко. Вот несколько возможных вариантов поведения общества, скрывающего информацию от акционера.

При запросе акционером всех документов определенного вида за конкретный период общество, предоставляя их, безнаказанно исключает «нежелательные» документы.

Акционер, пытаясь найти подтверждение незаконных действий, запрашивает все договоры, заключенные обществом, например, в 2013-2015 годах, а также все документы, подтверждающие их исполнение. В то же время акционер не знает полного перечня таких договоров и, соответственно, получив от общества большое количество копий, не в состоянии убедиться в том, что представлены все документы за этот период. Проверить полноту представленных сведений акционер самостоятельно не в силах, здесь потребовалась бы выемка документов у общества. Пользуясь этим, общество просто не предоставляет акционеру скрываемые им документы, ограничиваясь предоставлением всего остального.

Главным источником для акционера в такой ситуации могла бы послужить информация о движении денежных средств по расчетным счетам общества. Но если он будет запрашивать ее в виде выписки по банковскому счету, то общество вправе отказать в ее предоставлении, поскольку она не относится к документам общества (см., например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.10.2015 г. № Ф05-14691/2015).



услуги для ао