Газета для акционеров и эмитентов
|
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Дребезгина Наталья
Партнер в московском офисе Debevoise & Plimpton LLP

Садовский Роман
Старший юрист Debevoise & Plimpton LLP


07.05.2018

Проблемные вопросы регулирования сделок с заинтересованностью

С момента вступления в силу Федерального закона от 03.07.2016 г. № 343-ФЗ[1] (далее — Закон № 343), которым были существенно переработаны нормы о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, прошло уже больше года. Однако некоторые из изменений, внесенных Законом № 343 в части регулирования сделок с заинтересованностью, которые способны существенно повлиять на формирование правоприменительной практики, так и не получили необходимого освещения ни в рамках доктрины, ни в разъяснениях регулятора (Банка России).

Одним из таких изменений являются кардинально переработанные нормы статьи 82 Федерального закона «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) и статьи 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО), регулирующие обязанность и порядок уведомления о признаках возможной заинтересованности в сделках общества члена совета директоров, единоличного исполнительного органа, члена коллегиального исполнительного органа общества, контролирующего общество лица, а также лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания (далее — Ключевые лица).

В настоящей статье основной акцент будет сделан на анализе соответствующих положений Закона об АО.

Значение статьи 82 Закона об АО

Целью реформирования института сделок с заинтересованностью был перенос акцента с чрезвычайно обременительного и зачастую неэффективного предварительного контроля за совершением сделок с заинтересованностью на последующий контроль.

Одним из основных элементов последующего контроля является возможность привлечения к ответственности Ключевых лиц за убытки, причиненные обществу сделками, в совершении которых они были заинтересованы.

Правовые нормы, сформулированные в статье 82 Закона об АО, определяют объем обязательств Ключевых лиц по информированию общества о наличии признаков их возможной заинтересованности в сделках общества и, как следствие, содержательную сторону института ответственности Ключевых лиц за убытки, причиненные акционерному обществу сделками с заинтересованностью.

Соответственно, единообразное и, что более важно, правильное понимание и применение положений статьи 82 Закона об АО будут иметь важное значение для правильного функционирования всего реформированного института сделок с заинтересованностью.

Отличие положений Закона об АО и Закона об ООО

Первое, что бросается в глаза даже при беглом ознакомлении с положениями Закона об АО и Закона об ООО, регулирующими обязанность и порядок уведомления о признаках возможной заинтересованности в сделках общества, — это их существенно отличающиеся формулировки.

Если проследить историю подготовки проекта Закона № 343[2], то можно заметить, что изначальный проект Закона № 343, подготовленный рабочей группой, содержал практически идентичные формулировки статьи 82 Закона об АО и статьи 45 Закона об ООО. На этапе внесения проекта Закона № 343 в Государственную Думу положения статьи 82 Закона об АО были существенно переработаны, при этом положения статьи 45 Закона об ООО остались практически неизменными.


[1]        Федеральный закон от 03.07.2016 г. № 343-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность» вступил в силу с 1 января 2017 года.

[2]        Проект федерального закона № 1062760-6 «О внесении изменений в Федеральные законы «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью» в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность».




услуги для ао